Возврат ребенка. Когда все очень сложно, а помощи ждать неоткуда..

Обсуждаем вопросы, связанные с принятием в семью подростка
Natalya_Gorodiskaya
Сообщения: 156
Зарегистрирован: 23 ноя 2013 08:45
Контактная информация:

Возврат ребенка. Когда все очень сложно, а помощи ждать неоткуда..

Сообщение Natalya_Gorodiskaya » 30 сен 2016 20:04

Мне на почту часто приходят письма. Кто-то спрашивает совета, кто-то делиться радостями...Это письмо тронуло до глубины души. Автор разрешила мне разместить его здесь.
Наталия, добрый день. Я недавно посмотрела ваши вебинары, лекции про приемных детей и была поражена Вами. Мудрость есть в Ваших глазах и Вашем сердце. У Вас уверенный голос и взгляд человека, нашедшего свое призвание в жизни.

Расскажу немного о себе. В прошлом году летом мы с супругом прошли школу приемных родителей, и, окончательно укрепившись мыслями о приемном ребенке, начали приглашать к себе на гостевой режим мальчика 10 лет (С.) из этого же учреждения.
Мы достаточно молодая семья (31, 34 года). Мой супруг - мой самый большой друг. Мы вместе 12,5 лет. Отношения в семье очень теплые, любовные, доверительные. В общем, как супруги, мы очень счастливы. У нас есть кровная дочь 4 года. Девочка очень умная, любимая и вся наша. На фоне этой семейной идиллии мы решили поделиться теплом с обездоленными, несчастными. Естественно куда же еще идти? В детский дом, о чем сейчас трубят все СМИ. Мысль об этом у меня родилась еще давно. Мы с моей мамой в моем детстве вместе с музыкальной школой давали концерты для ДД. И вот однажды мальчик лет 7-10 подошел после концерта к маме и спросил ни ее ли я дочка и уточнил, не хочет ли она взять его к нам. Состояние мамы после трудно описать – мама плакала несколько дней. Но мальчика так и не взяла по причине нашего тяжелого мат. положения. Были 90-е годы, папа плавал за границей и деньги были раз в полгода, не стабильно. Все остальное время мама пыталась отдать нас с сестрой ко всевозможным репетиторам, экономя сильно на еде. Но да ладно. Это время прошло, знания остались. Но третьего ребенка на тот момент наша семья бы не потянула. Моя семья полная, не сказать, что все благополучно, но родители любят друг друга по сей день. У мамы нестабильно с эмоциями. У моего супруга так же и отец и мать и брат. Брачных отношений давно нет, но взаимное сосуществование по одной крышей их устраивает.
Инициатором приемного родительства была я. Супруг согласился, не пришлось долго разговаривать, и начал вкладывать всю свою душу в этой дело. Это стало нашим общим «благим» делом. Дочку готовили к появлению ребенка.
Теперь я осознаю, что мы все сделали неправильно. Это была одна большая ошибка, а подсказать нам было некому.

Ошибка №1. Началось все с того, что на гостевом режиме, мы, почувствовав, что не тянем ребенка, не придали этому значения, и продолжали жить через силу. Ребенок уже тогда научился мной манипулировать в еде. Он ел только то, что было ему вкусно (шашалык- мы выезжали на природу, чебуреки, пирожки, кексы, рожки и конфеты). Естественно после всего этого, он хотел есть через каждые 1,5 - 2 часа и заглядывал в холодильник по сотни раз. Я напряглась, но психолог из ШПР сказала, что первое время они отъедаются и надо давать им все, что они хотят, побольше углеводов. Терпите, он отъестся и это пройдет. Дискомфорт возрастал. Если наша семья утром ест кашу и пьет час с хлебом и маслом, на обед горячее, на ужин второе, то тут на стол готовились разносолы из 5-10 блюд. Ну как же, думали мы, сирота, еды не видел, надо откормить. Что может быть проще – накормить обездоленного. Однако мальчик увидел мое стремление ему угодить, мой страх в глазах перед его голодом, и начал мной манипулировать. Я с кухни почти не уходила. На ночь жарились блинчики, курица, котлеты. В это время приехала моя мама на помощь нашей семье, да и познакомиться с ребенком. Мама сходила на рынок, сварила борщ, котлеты, позвала С. к столу. С. в грубой форме накричал на маму сказал, что это д..мо он есть не будет и пошел выливать борщ с мясом в унитаз. Мама еще делала ни одну попытку, после чего ее ресурс закончился, и она с молчаливым негодованием и сочувствием в глазах покинула нас.

Ошибка № 2. Кровные родственники.
История С. такова. Отец умер когда С. было 4 года от болезни печени. Много пил, по словам С. Мать, с ее же слов, не пережив этого, начала употреблять наркотики. Ребенка по несколько недель не кормили, не мыли. Он бродил по улице. Мать на его глазах имела сексуальные связи с разными мужчинами в обмен на дозу или деньги. Все это в 1-комнатной квартире. Каждый день в доме было «застолье» с вызовом полиции. В один из таких разов, полиция и сообщила в органы опеки о ребенке. Мать лишили род. прав и после посадили в тюрьму за наркотики. Но С. продолжает ее любить и ждать каждый день. У матери был мужчина, который в пьяных разборках поколачивал С. У ребенка есть бабушка, которая инвалид по зрению, (ослепла после неудачной операции). Ошибка заключается в том, что приняли на веру рассказы психологов из ДД, что бабушка безобидная, что это связь с кровными родственниками, которая придаст дополнительный ресурс ребенку. Ничего подобного. Бабушка сыграла непоследнею роль, проявив ревность С. к нам, когда он назвал в процессе телефонного разговора моего супруга папой. Мы по совету психологов не запрещали общаться С. с бабушкой. А она, не имея никаких других рычагов воздействия, заманивала его к себе обещаниями купить дорогие вещи (ipad, элетромобиль и т.п.). Опять же посоветовавшись с психологами, мы повезли внука к бабушке. Счастью не было конца. Они не виделись 2 года (с момента помещения его в приют).

Мы подумали, что делаем добро и воссоединяем семью. Мы очень ошибались. Бабушка, запихнув против воли моего супруга в карман С. 10 тыс., начала манипулировать всеми нами, внося раздор в еще не сформированные отношения взрослый-ребенок. Акцент С. сразу сместился в пользу бабушки, как человека предоставлявшего альтернативу родительскому воспитанию. Оговорюсь сразу, что у бабушки была возможность оказать влияние на мать, когда ту еще не посадили, забрать внука, когда она еще видела, но бабушка всегда откупалась, давая маме и ее мужчине сумму денег на содержание С. Так произошло и в этот раз. Забегу в перед, спустя полгода, когда мы были измождены до предела, я попросила бабушку взять к себе С. на 3 дня поставив ее перед фактом вынужденного нашего отъезда для вступление в наследство в другом городе. Я соврала. Я просто лежала пластом в свой квартире и наслаждалась общением с забытой за эти полгода дочкой. Как же это было прекрасно. Моя жизнь снова принадлежала мне!

Но счастье было недолгим. Начала звонить бабушка и обзываться, что я безответственная, корыстная и как мне вообще государство доверило ребенка. Угрожала подключить связи в прокуратуре (она проработала редактором 30 лет). Требовала немедленно забрать С., так как он все время смотрит мультики, у нее голова болит, а ей надо отдыхать. Она не знает чем его занять. Однако бабушка нашла, чем занять внука. Она позвонила матери в колонию, и так как та лежала в изоляторе, ей было разрешено иметь телефон в свободном доступе. Позднее по голосу С. я ощутила себя навязчивой теткой, которая влезла в отношения его с мамой. Мать говорила С., что она сожалеет о случившемся, что она выходит через 1, 11 мес. (ранее нам сотрудники ДД говорили, что маме сидеть еще 10 лет! Зачем было обманывать?) и обязательно исправится и заберет его. Мать говорила С., что мы ему чужие люди, чтоб он нам не доверял, так как люди просто так детей не берут. Бабушка все причитала С., что он сиротинушка покинутый, что она самая несчастная, что если б она видела, она бы непременно его забрала. Бабушка в наш второй приезд к ней подарила С. альбом «Привет, я родился», в котором указала его родственников и все факты рождения и любви его кровной семьи к нему. С. говорил, что никогда ранее этого альбома не видел. Сложилось впечатление, что это мы разлучили С. и его кровной семьей, и они всеми силами борются с нами, чтоб вернуть себе права на него. Психологи продолжали говорить, что связь с кровными родственниками обрывать не стоит, и это через время может превратиться в ресурс ребенка.
Я была подавлена. Считаю, что это было ключевым моментом к принятию решения о возврате С. в ДД.

Ошибка № 3. Школа.
Еще в момент оформления С. психологи ДД нам посоветовали не менять все сразу, в частности, оставить привычную для С. общеобразовательную школу, мотивируя это тем, что после адаптации в семье, можно будет сменить школу и приступить к адаптации к школьной среде.
Мы приняли их совет и продолжали водить С. в его школу. Так как С. пошел в школу с 9 лет (кровная мать не повела его в 1 класс), то в классе он был самым рослым, можно сказать переростком. С. избивал всех детей в классе, кидался на других детей на переменах, душил их, бил в живот, по голове, в пах. Ругался матом. Нам родители учеников звонили через день. Классный руководитель весь свой праведный гнев обрушивала на нас. Сначала до оформления опекунства она отговаривала нас его брать в семью, ссылаясь на то, что он неконтролируемый, во время урока бегает по классу, всех обижает, ее не слышит, колотит детей. Учитель говорила, что жалеет нас и пытается огородить от беды. Сейчас ее слова мне понятны. С. не контролируемый никем. У него нет стоп крана ни в игре, ни в поступках. Супруг так и не стал для него авторитетом. Он обворовывал близ стоящий супермаркет, как потом выяснилось, через день. После по камерам видеонаблюдения его вычислили и сообщили в школу, а затем и нам. Велись ежедневные разговоры, С. сидел с грустным видом, а на утро все повторялось снова и снова. Затем С., после того как его перестали пускать в магазины охрана, переключился на одноклассников. Начал воровать уже тысячи рублей у своих же детей. Его быстро вычислили. Школьная столовая не стала для него исключением. На глазах у всей школы он обчистил кассу столовой, кассир которой отлучилась на несколько минут. Сложно передать, что нам пришлось услышать от родительского комитета, от учителей. Наши сопровождающие психологи обещали сходить в школу и принять удар на себя, но так, видимо, и не дошли. Дела. Вообще я очень злюсь на них, на сопровождающих нас лиц. Да, я готова в этом признаться. Я понимаю, что заработные платы небольшие, но вы же работаете с душами людей. Ну нельзя же телефон в пятницу после 16.45 уже не брать! Ну нельзя же пообещать найти школу с военным уклоном, а затем после троекратного напоминания, забыть. Я даже не знаю мотивировки такого равнодушия к нам сопровождающего психолога и соц. педагога.

Ошибка № 4. Психологи.
Не могу сказать, что именно нам не повезло с сопровождающими лицами, я не видела других. И как все пишут на форумах, родители сами не справились, а теперь ищут виноватых. Я не ищу виноватых, я пытаюсь понять, можно ли было найти нужные слова и дать дельные советы или надо было нам продолжать давать «мертвые» советы из заученных книг. Опекунство оформил на себя супруг. Нам говорили, что у вас сейчас адаптация, потерпите, у него регресс. Вот у нас девочка 11 лет начала сосать соску. Я эту историю от 8 разных сотрудников ДД слышала по 2 раза от каждого. А про воровство и избиение - ничего.
Наталья, я прослушала Ваши лекции. Да у Вас было больше мудрости и терпения, чтоб найти тех людей, которые бы вам подсказать, что сделать с трудным поведением подростка. Но вызов полиции нас просто опустил на дно чистилища. Ответ психолога меня просто убил. Сперва психолог 4 раза переспросила одну и ту же ситуацию, когда мы супругом поняли, что нас не очень слушают, мы попросили дать совет. Психолог, помолчав 3 минуты, спросила, а вы узнавали, что он при этом чувствовал? Говорите больше о своих чувствах. Простите, но мы говорили, долго, полночи говорили, обрисовывали будущее, показывали на наши финансы и убытки, которые мы понесли, говорили, что мы раздавлены и нам стыдно за него и за себя. Утром история повторилась. Психолог на одной из двух состоявшихся бесед игнорировала меня и взглядом и голосом. После когда я попросила пояснить, что происходит с С., психолог без всякой просьбы на личностную характеристику сказала мне, что я веду себя агрессивно и выражаюсь саркастично относительно нашего подопечного. Не уверена, имеют ли права психологи давать такие характеристики на приеме. На мой взгляд, какая-то карикатура американского фильма про неудачного психолога.

Спустя 4 месяца мы попросили все же дать нам сопровождение, так как ситуация зашла в тупик. В этот момент директор ДД вызвала нас к себе и пригласила нашего бывшего психолога, с которым было за 4 месяца 2 встречи. Разговор был в ключе давайте все выясним, что не устроило каждую сторону, и вы продолжите вместе работать. Мы для себя уже решили, что помощи мы не получаем, зачем эта встреча? Кому она нужна? Психологу, который переживает за свою квалификацию, получив уведомление о своей замене, или все же ребенку, ради которого мы все собрались. Ладно, поговорили и мы еще раз в присутствии других лиц подтвердили нашу просьбу подыскать нам нового специалиста, так как наши нервы уже были на пределе и нам реально нужна помощь. Директор поняла, что поднажать на нас и насильно уверить в силе данного психолога не удастся, согласилась на замену. Крик души, зачем приемным родителям в период жесткой адаптации устраивать еще стресс в виде этой беседы на ковре у директора. После этой беседы я еще неделю обдумывала все сказанное. Зачем отнимать и так иссекающие силы семьи? Ладно. Пережили. Новый психолог оказалась совершенно замечательным специалистом. Думаю, секрет в том, что она сама мама 3-х детей. Если 1 психолог нам говорила, что наказывать категорически нельзя, то тут работа началась с задания придумать несколько наказаний (связанных с активными действиями, не стояние в углу) в случае непослушания. Но дело в том, что не была проведена работа с одной неразрешенной ситуацией, которая стояла в глазах у нас при каждой новой выходке нашего подопечного.

Как-то раз, одним декабрьским вечером на фоне полного благополучия С. начал кидаться с кухонным ножом на моего супруга и ругаясь страшными матерными словами, угрожал зарезать его прямо здесь и сейчас, а если не удастся сейчас, то уж ночью обязательно. Честь и хвала моему супругу, который сидя на диване и сохраняя спокойствие, отобрал у него нож и обнял С. Однако С. не унимался, в ход шли все острые предметы, разбитые елочным украшения, вилки и остроконечные железные фигуры. Маленькая дочка, не совсем понимая, что происходит, и так как папа вел себя спокойно, продолжала наблюдать за происходящим, играя на полу. «Концерт» шел около часа, после того, как супруг понял, что перестает справляться с ситуацией, отобрав очередной нож, поместил С. в одежде под холодный душ. С. начал приходить в себя. С тех пор мы спали только с завязанной дверью, оперев на нее стул. Больше всего я боялась проснуться, а дочки больше нет.
По данной ситуации психолог 1 нам предложила убрать все ножи в доме и повесить боксерскую грушу. Данный совет не помог нам понизить уровень страха. Дальше все уже опиралось на эту ситуацию и ввиду этой ситуации. До сих пор ночью просыпаюсь и иду в страхе смотреть дочь.

Ошибка № 5. ББС.
Фоном ко всей это ситуации было наличие волонтеров (Большие братья и большие сестры). Опять же нас никто не предупредил, как с ними общаться, и так как у С. была своя уже «сестра» Г. (девушка 28-34 лет), о которой он вспоминал и рассказывал нам, мы с супругом решили не исключать ее из жизни С. Однако попросили ограничить общение на полгода. Через 3 мес. Г. позвонила мне и попросила сходить с С. на скалодром. Я не была в восторге, не потому что Г. плохая. Она замечательная, добрая, но она не осознает, что волонтерство не приносит пользы, если ребенок еще не окреп в семье, а опять же создает альтернативу некоего значимого взрослого с деньгами и возможностями. Как относиться к Г. я не знала, так как по возрасту она была моей ровесницей, а по статусу – подругой С. И то есть я должна была стать главной и над ней, но это как-то не укладывалось в моей голове, да и сил на новые отношения у меня не было. Сейчас я понимаю, что никаких значимых взрослых кроме родителей у ребенка на период адаптации быть не должно. Так получилось, что на кануне их встречи С. в очередной раз закатил нам истерику на морозе. После игры в снежки и игры в хоккей, он, сильно перевозбудившись, не захотел идти домой. Получасовые разговоры не помогли. Супруг решил взять его в охапку, но так как С. достаточно сильный, то донести его до дома не удалось. С., обняв дерево, лег на полчаса на снег. Мы стояли и не знали что делать, к кому обратиться за помощью. Так как дело было на площадке возле дома, мы через 40 минут уговоров отправились в квартиру, предупредив его, что он, как только его отпустит, может подниматься домой. (Он сам уже у нас ходил из школы домой). Пришел он через час смирный и виноватый. Нас колотило то ли от холода, то ли от злости на него. Естественно С. заболел. Но на след. день пришла Г. , и я, проглотив очередную его выходку, отпустила его развлекаться. Это была ошибка, так как дети из ДД выгулены на 200%, и мы не выполнили схему: провинился - получил наказание. В этот момент С. почувствовал свою полную вседозволенность. Если мы не даем денег – он звонит и жалуется бабушке на нас, если мы давно его не выгуливали, то он звонит Г. Кроме этого у волонтеров есть наставники – психологи, задача которых внедрить этого волонтера в семью. Идея в абстракции – неплохая. Но на практике создает дополнительные не нужными связи, которые не скрепляют семью. Куратор на мои отказы сотрудничать в рамках проекта (приемная семья плюс ББС) говорила, что пройдет время и вы заходите, ведь так здорово, когда у ребенка есть «значимый взрослы», который иногда посидит с ним, чтоб вы сходили в театр или выучит с ним уроки. На практике же это выглядело так – Г. раз в 2 мес. появлялась ни откуда и вела С. показывать красивую жизнь. И это в тот период, когда не нужна подобная красота. Сводить в ТЦ и купить мороженое, облегчив тем самым свою душу – не полезно для ребенка. Ребенку необходимо осознание себя частью семье. Но объяснить это ресурсов у кураторов ББС и самой ББС Г. не хватило. Только разрушить то, что создано уже другими, а если не разрушить, так изрядно подрасшатать.

Отдельная тема уроки – это полный беспредел. Уроки без заставления не делались никогда. А когда задавалось стихотворение или пересказ, то С. позволял себе обидеться на нас и спрятаться в шкаф, не уча ничего. Из шкафа сразу в постель спать. На кружки он ходить не хотел, убегал с занятий. Тренеру его было не удержать. По дому категорически не помогал. Считал, что это моя работа его обслуживать. Я попросила однажды развесить его свои же вещи, они простояли 4 дня, пока не запрели. Тарелки со стола С. никогда не убирал. На все просьбы отвечал, что он не для этого к нам пришел, что его работа только ходить в школу. Так мы на морально волевых простояли полгода. Когда С. после школы не пришел в 8 вечера домой, это стало последней каплей. Супруг, бегая по району, его нашел, привел домой. С. сказал, что с нами он больше жить не хочет, что мы его достали, что он воровал и будет воровать. (Его мать жила тем, что ходила в Ашаны с большими сумками, обернутыми в фольгу, чтобы те не пищали на выходе, и выносила целые сумки еды и одежды. Естественно С. во всем этом участвовал.). На этом наше приемное родительство закончилось. Когда мы пришли к нему в приют с последней надеждой на осознанность в сердце - мы услышали, что он едет в лагерь на все лето и уже начал собирать чемоданы.

Фоном во всей этой истории была опека с бюрократическим оформлением документов. Опека заставляла нас переписывать документы, потому что вышли сроки на изготовление распоряжения, а они не успели. Они просили нас переписать заявление в виду изменившейся формы, о которой первоначально инспектор не знала. Мы доносили справки и исправляли документы, что-то дописывали. Апогеем стала история с выделяемыми денежными средствами. Оказалось, что инспектор нам не дала форму заявления для перечисления причитающихся ребенку денежных средств и это после 15 приходов нас в опеку! Инспектор просто забыла, что такая существует. Первые 14 тыс. мы увидели только спустя 2 мес. после изготовления распоряжения об опеке, и то после письма на имя руководителя отдела с соответствующей просьбой. Это создавала фоновую напряженность и незаинтересованность государства в устройстве ребенка в семью. Наш доход с супругом выше 150 тыс. руб. и уж точно на еду у нас денег хватало. Но создавалось впечатление, что мы никому не нужны. Оказывается, договор на сопровождение семьи потерялся где-то между опекой и ДД, поэтому на мои просьбы к психологу 1 прийти к нам домой, последняя отвечала, что договора нет, и она прийти не сможет. Но мы можем сами прийти, если есть в этом необходимость. После моего пояснения, что ребенок уже месяц у нас под опекой, а вы до сих пор не приходили к нам в квартиру, психолог задумалась и сказала, что уточнить по поводу договора. Но, как впоследствии уже стало привычкой, не перезвонила и не пришла. Я хочу пояснить, что это г. Москва, не окраина села Ивановка.

Хочу так же добавить, что мой супруг крестил С. Это был самый лучший наш с ним день, больше таких дней, к сожалению, не повторилось.

В настоящее время прошло уже 5 месяцев, как мы расстались, три из которых он провел в лагере. Недавно он звонил моему супругу по возвращению из лагеря с просьбой принести некоторые его вещи, на что супруг ответил, что все передал в опеку. Супруг, вспоминая кражи, полицию, его вылов, категорически не хочет с ним общаться. Говорит, что уже отошел и такого негативного опыта ему хватит на всю оставшуюся жизнь, хочет только своего второго ребенка и говорит, что вопрос закрыт. Я же все лето приходила в себя, нет настроения ни для чего. Вины у меня нет. Понимаю, что этот ребенок не для нас и он морально гораздо сильнее нас. Он главарь в банде. Об это говорят и его старшие товарищи мальчики 15-17 лет, считая 11 летнего С. своим. Мы на его фоне хомячки перед удавом. Мое мнение, что он искал авторитета в лице супруга, грозного, сильного, крутого, почти «вора в законе», а встретил доброго заботливого папу, который ни разу его не ударил, ни крикнул, ни наказал, а на ночь целовал и читал книжки. И от неопределенности положения, «кто же в доме хозяин», С. вообразил себя им. С. воспитывал маленькую дочку, но я запрещала ему этого делать, говорила, что в семье воспитывают детей только родители. Психологи, говорили, что супругу необходимо меняться и стать главным в доме, взять верх над С. Но супруг отвечал, что быть постоянно в напряжении и становиться другим злым, агрессивным он не готов.

Не перестаю думать над всеми совершенными ошибками и, что было бы, если бы рядом были люди, способные дать совет и оказать действительную помощь. Но их нам не повстречалось. Я предполагаю, что мы можем навещать С. в ДД и брать на недолгую прогулку, но как это отразиться на нем? Стоит ли поддерживать такой формат отношений или лучше отрубить все связи?
Спасибо, что дочитали до конца. Мне стало легче.
Елена К.ОЗ
Сообщения: 7
Зарегистрирован: 21 дек 2016 12:23

Re: Возврат ребенка. Когда все очень сложно, а помощи ждать неоткуда..

Сообщение Елена К.ОЗ » 10 фев 2017 17:17

очень жаль, что ситуация так вывернулась, что рядом не оказалось хорошего специалиста. Я на своем опыте убедилась. что реально может помочь человек, который сам является приемным родителем, и не важны его проф.регалии. Но главное- просто изначально вы не подходили друг другу, пазл не сложился и притереться не удалось. Каков временной интервал был вашего знакомства ДО переезда мальчика в семью?

Вернуться в «Как взять подростка в семью»